ЖЕНСКОЕ – МУЖСКОЕ

Суровая мужская жизнь

Владлена Дмитриева, Светлана Воронова
В чем сходство между посещением театра, визитом к врачу и участием в терапевтической группе? Кроме того, о чем вы подумали – в гендерной составляющей контингента зрителей, пациентов и участников. Выражаясь человеческим языком – везде большинство составляют женщины. Картина настолько привычная, что, когда в любой из данных групп количество мужчин начинает приближаться к половине, это воспринимается как: «Ой! Что это?!»

На одном из интернет-форумов его участник рассказал анекдот: «Кто болеет? Жена. Кто умер? Муж». Анекдот предлагался как иллюстрация тяжелой жизни мужчин (или лживости женщин).

В каждой шутке есть доля шутки. На один-единственный предмет можно смотреть с разных точек зрения и под различными углами. Давайте взглянем с другой стороны на грустную реальность анекдота. Тогда можно увидеть, что «болеть» может означать и внимательно относиться к состоянию своего здоровья, и вовремя обращаться к врачу, и выполнять его предписания (временно ограничивая свою деятельность). Попасть к врачу у мужчины, воспитанного и живущего в стиле «мужчины не плачут!», еще есть шанс. Его «допинает» жена или мама. А вот получить помощь при душевных «негараздах» весьма затруднительно. Причем главная сложность не в том, что кто-то явный запрещает мужчинам обращаться к «душеведам» - психологам. Проблема в том, что «запрещальщик» сидит внутри. И активно продуцирует свои запреты. Вот бы его энергию – да на мирные цели!

Положа руку на сердце, согласимся, что запреты в большинстве своем нелепые. Например, тот же «мужчины не плачут», или запрет говорить о чувствах, или – носить одежду ярких расцветок. Можно возразить, мол, это уже в прошлом. И привести в пример явление «метросексуал». Или моду на рубашки в цветочек. Все это есть. Но выглядит и воспринимается либо как вызов, либо как что-то необычное.

А ведь заботиться, прислушиваться к состоянию, понимать потребность в поддержке мужчины умеют и могут! Мало кому из них приходит в голову заправлять автомобиль заведомо плохим бензином, не менять масло, отмахиваться от подозрительных звуков в двигателе, вообще не мыть свою машину и при этом требовать от нее идеальной работы и высоких скоростей. Если же кто-то станет так поступать, то немедленно подвергнется осуждению окружающих.

По отношению к себе подобное поведение считается хорошим тоном. Вот парадокс!
Иногда хочется в сердцах воскликнуть: «Да неужели так страшно отнестись к себе по-человечески!»

Наверное, это действительно страшно. И страшно признаться в том, что страшно. Ведь вбиваемые в головы образы «сильных мужчин» такие привлекательные, такие живые, так действуют на окружающих! Самое смешное, что действуют-то они на эмоциональном уровне (помните, «запрещальщик» запрещает проявлять эмоции?). А когда задействован уровень эмоций, тогда уже не до анализа. Уже не думается о том, что реакции второстепенных героев на действия «сильного мужчины» прописаны автором. Не соотносится с реальностью способность «героя» бежать и не потеть, потеть и не вонять, хамить и нравиться всем женщинам, - и многие другие чудеса!

Пока мы стараемся быть как кто-то, боимся ослушаться «запрещальщика» и лепим из себя «эрзац», наша собственная жизнь проходит. Она не подает гудков, и кондуктор не предлагает провожающим выйти из вагонов. Только все равно в какой-то момент можно почувствовать себя оставшимся на перроне. И какой тогда смысл в многолетних стараниях выглядеть «настоящим мужчиной»?

Наши мысли и предпочтения отличаются от «обязательной программы» - и они настоящие. И рядом с нами тоже есть люди, которые хотят катать свою «произвольную программу».

Другие статьи по теме "Женское – мужское":